Аналітика мовою оригіналу: Почему новый уголовный кодекс не спасет от противоправного преследования

admin 20.03.2012 10:14 ПОДІЇ

Принятый в первом чтении проект УПК содержит немало позитивных изменений. Однако он не гарантирует в полной мере презумпцию невиновности и состязательности сторон в уголовном процессе. Более того, документ сужает права граждан на защиту и не устраняет возможности злоупотреблений правоохранителями.

Если ранее кто-то и думал, что в милиции, прокуратуре, суде наконец разберутся, то теперь таких иллюзий нет ни у кого. Отрывки публичного процесса в делах Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и других экс-высоких чиновников расставили последние точки над і. Коль уж уголовное дело заведено, шансы быть оправданным стремятся к нулю. Что подтверждает и официальная статистика: удельный вес оправдательных приговоров в Украине колеблется в пределах… 0,2%.

Без вины виноватые

Давление международной общественности заставило команду Виктора Януковича взяться за разработанный еще при прошлом президенте проект нового Уголовно-процесуального кодекса. Документ несколько доработали, и 9 февраля он был принят в первом чтении. В целом закон планируется принять до конца марта. А вступить в силу он должен через полгода. Эксперты, как отечественные, так и европейские, отмечают, что новый кодекс на 80% соответствует международным стандартам. Однако в нем содержатся и некоторые сомнительные нормы. Впрочем, у законодателей еще есть возможность исправить оплошности. К проекту документа уже подано несколько тысяч поправок. И при наличии политической воли в итоге можно получить очень полезный документ.

Но, к сожалению, в отечественных реалиях важно даже не столько качество документа, сколько практика его применения. Нынешний кодекс 1960 года содержит немало гарантий защиты подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, которые в реальности просто игнорируются. Презумпция невиновности, записанная в Конституции, состязательность сторон в процессе остаются пустыми словами. Потому предположения руководителя Главного управления по вопросам судоустройства АП Андрея Портнова о том, что после имплементации нового кодекса количество оправдательных приговоров может достигнуть 30–35%, вызывают сомнения.

Доказательством могут быть лишь реальные показания свидетелей в суде, а не протоколы их допроса в милиции
С другой стороны, такие признания иллюстрируют ужасающую картину состояния сегодняшнего правосудия в Украине. По официальным данным, в 2010 году в стране было осуждено 168 774 человека. Оправдательные приговоры получили лишь 315 человек, что немногим менее упомянутых 0,2%. Если же учесть заявленный Андреем Портновым процент возможных оправдательных приговоров, получается, что ежегодно противоправно осуждаются… 50–60 тыс. человек! Их число пополнили и экс-высшие должностные лица страны. По крайней мере, Виктор Янукович допустил, что уголовное дело Юлии Тимошенко может быть пересмотрено по новым правилам после принятия в целом процессуального закона уже европейского качества. Об остальных сотнях тысяч дел простых украинцев гарант Конституции не упомянул.

На коротком поводке

Идеологи нового кодекса попытались упростить уголовный процесс и сделать его более гуманным. Но некоторые нормы документа могут привести к обратным результатам. В частности, в проекте УПК отменяется такая стадия процесса, как возбуждение уголовного дела. И предусмотрено, что досудебное расследование начинается с момента внесения ведомостей в специальный Единый реестр. Тут возникает уже первая проблема: постановление о возбуждении УД отсутствует. А значит, и его возбуждение невозможно оспорить.

В Главном научно-экспертном управлении ВР отмечают, что, исходя из судебной практики, значительное количество постановлений о возбуждении УД ныне отменяются судами, а немало заявлений о совершении преступлений не подтверждаются уже в результате их предварительной проверки. То есть количество дел может только увеличиться.

Предусматривается гуманизировать применение мер пресечения. В частности, содержание под стражей может быть применено лишь к подозреваемому в преступлении, за которое предусмотрено более пяти лет лишения свободы. Но за препятствование следствию отправить в СИЗО могут и подозреваемых в менее тяжких преступлениях. При этом определять меру пресечения будет так называемый следственный судья. Это действующий судья, который должен сопровождать весь ход досудебного следствия. Предлагается, что в каждом суде такой судья будет выбираться на три года собранием судей.

Предпосылки принятия нового УПК заключаются не в желании навести порядок в уголовном процессе, а в тренде по созданию новых кодексов
Эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук считает такую систему в условиях влияния правоохранительных органов на судей как минимум неэффективной. «В любом районе, даже таком крупном, как район Киева, всем будет понятно, с каким судьей наладить отношения на три года, чтобы получать разрешения на прослушивание, арест, содержание под стражей. Это очень неэффективная модель», — объяснил юрист.

Новый кодекс вводит такую меру пресечения, как домашний арест. Он заключается в запрете арестованному покидать жилье. При этом следить за таким лицом будут посредством специального браслета, который идентифицирует место его положения по GPS. Мера, конечно же, более гуманна, чем содержание под стражей. Однако пока сложно прогнозировать, как она будет применяться в силу отсутствия на данный момент технических средств и возможности их обслуживания. Также расширяются возможности применения залога. Минимальный его размер будет составлять около 5,5 тыс. грн. Максимальный — не менее суммы причиненного материального ущерба. При этом если залогодатель нарушит предусмотренные кодексом обязательства, залог отправится в госказну, а нарушитель — за решетку. Риск в том, что лишиться залоговых средств можно просто за неявку на вызов следователя без уважительных причин. А являются ли последние таковыми, будет решать все тот же следственный судья.

Глубокая защита

В новом кодексе предлагается усилить права защиты. Ведь сегодня де-факто заведение уголовного дела уже означает вину лица, которое в ходе следствия вынуждено оправдываться. В частности, чтобы усилить качество защиты, предлагается установить, что защитником в процессе может выступать исключительно адвокат. Мотивация: только адвокат обладает специальными знаниями, соответствующей квалификацией, что подтверждается адвокатским удостоверением. На самом же деле данная норма только ограничит право граждан на защиту.

Вспомним, что ежегодно в Украине возбуждаются сотни тысяч уголовных дел. В реестре же адвокатов зарегистрировано всего 32 тыс. адвокатских свидетельств. Далеко не все адвокаты имеют достаточный опыт ведения уголовных дел и специализируются в основном на гражданском, хозяйственном или административном праве. По новому кодексу, к защите могут привлекаться до пяти адвокатов. Потому сложно переоценить качество защиты, если адвокат одновременно будет вести десятки уголовных дел. Кроме того, таким образом ограничивается доступ к подозреваемым, обвиняемым, подсудимым их родственников в качестве защитников. Если громкие дела против представителей прошлой власти все-таки будут пересмотрены по новым правилам, то в процессе уже не будет места ни жене Луценко, ни мужу или дочери Тимошенко, ни даже защитнику (а не адвокату) Сергею Власенко.

Зато авторами документа предпринята попытка предоставить адвокату дополнительные полномочия, чтобы хоть как-то уравновесить его возможности в процессе со следователем и прокурором. В частности, кодекс закрепляет право адвоката собирать и подавать суду доказательства. Однако для проведения следственных (розыскных) действий защита должна инициировать соответствующее ходатайство перед следователем или прокурором. А потому вряд ли стоит ожидать, что правоохранители будут с радостью удовлетворять такие ходатайства. Правда, отказ можно обжаловать у следственного судьи. Но и здесь, учитывая вышеизложенное, особо надеяться на зеленый свет не приходится.

Если громкие дела против представителей прошлой власти пересмотрят по новым правилам, то в процессе уже не будет места ни жене Луценко, ни мужу или дочери Тимошенко, ни даже защитнику Сергею Власенко
Но даже если защите удалось собрать и подать в суд те или иные доказательства, это не означает, что они автоматически будут взяты во внимание. Доказательства могут быть оценены судом как недопустимые. Кодекс вводит понятие «очевидная недопустимость», которую определяет судья. Вполне вероятно, что в одних случаях доказательства защиты могут быть признаны недопустимыми по формальным причинам, а в других — обвинения вполне допустимыми. К примеру, суд может определить, что датирование 31 апреля процессуальных документов в деле Тимошенко — всего лишь техническая ошибка, и в то же время — отказаться привлечь в качестве доказательства аудит деятельности НАК «Нафтогаз України» компанией Ernst & Young.

Положительной является норма, согласно которой доказательством могут быть лишь реальные показания свидетелей в суде, а не протоколы их допроса в милиции. К примеру, по делу Луценко из заявленных обвинением 151 свидетеля в суде были допрошены 89, которые стали на сторону экс-министра, отказавшись от прежних показаний на досудебном следствии. Большинство из них заявили о давлении со стороны Генпрокуратуры и следователей. И только один свидетель подтвердил обвинение. Вместе с тем в суде были зачитаны 47 протоколов допросов свидетелей на предварительном следствии.

Но и здесь не обошлось без креатива. Новый УПК предлагает закрепить возможность использования в суде видеоконференции. По мнению авторов данной нормы, это «поможет снять как проблему явки свидетелей и потерпевших, так и проблему доставки подсудимых». Впрочем, насколько допрос свидетеля судом по Skype будет отличаться от процесса отбора показаний на досудебном следствии, пока остается только гадать.

Как карта ляжет

Принятие нового УПК можно было бы только приветствовать, если бы не реальные предпосылки его появления в парламенте. А они, к сожалению, заключаются не в желании навести порядок в уголовном процессе, а в тренде по созданию новых кодексов — налогового, строительного и пр. При полностью подконтрольной президенту судебной системе любые законодательные новшества в итоге могут быть трактованы в том или ином нужном смысле. Потому многое будет зависеть именно от практики применения нового кодекса. В конце концов, Верховный Суд сегодня имеет право толковать нормы права, и его решения обязательны для всех судов. Поэтому в данной ситуации качество кодекса далеко не означает автоматически качество правосудия.

http://kontrakty.ua/

admin

Коментарі :


Додати коментар

 

 

 

Погода

Оголошення

Архів новин

Влада

Чи влаштовує вас влада в Україні?


Влаштовує
Не влаштовує
Мені однаково


Голосувати/результат